Поиск любви

Понять любовь
Разобраться в себе
Разобраться в окружающих
Победить одиночество
Научиться любить
Найти любовь

Любовь, психиатрия и психические заболевания

Озвученная версия материала

Этот текст посвящается одному интернет-пользователю, который известен под разными сетевыми псевдонимами. Даже в бескрайнем интернете его сложно с кем-либо спутать. Он пытается списать любые неудачи в личной жизни на психические проблемы, лежащие в области клинических патологий, совершенно никак не относящихся к делу. Его дурость и невежество вдохновили меня самостоятельно разобраться в вопросах психиатрии и ее влияния на любовную сферу жизнедеятельности человека. Выражаю ему свою благодарность за это.

Психиатрия

Что вообще такое психиатрия? Для абсолютного большинства – это темный и полностью непроходимый лес. Это что-то отдаленное от привычной жизни, там есть врачи, пациенты и психбольницы. Это что-то, где обитают психи: маньяки, безумцы, наркоманы, невменяемые. На этом, знания большинства о психиатрии заканчиваются. И это хорошо, потому что для здорового человека более глубокие познания просто будут лишними и ненужными. Но если все же кому-то станет интересно переступить через порог и разузнать больше... Добро пожаловать.

Психиатрия – это область медицины, которая занимается заболеваниями психики человека. Тоже мне новость... И что это значит? Все мы понимаем, когда заболевает тело, когда какие-то органы или конечности начинают болеть и вести себя не так, как нужно. Психиатрия же сталкивается с больными разумом и личностью. Она пытается понять причины ментальных патологий, классифицировать их, а также найти возможность их лечения. Ее цель – вернуть человека к нормальной жизни, добиться его выздоровления. Ну или хотя бы облегчить симптомы проявления психической болезни, помочь больному адаптироваться в социуме. Но это и так все знают, и понятнее пока что не становится.

Сложность понимания психиатрии в целом заключается в том, что она, без преувеличения, является самой непостижимой и неоднозначной отраслью медицины. Вокруг нее много мистицизма: огромное количество людей считают психиатров носителями тайных знаний об истинных мотивах поведения окружающих. Вокруг нее много трепета и страха: никто не хочет оказаться вдруг душевно больным и очутиться в компании врачей, таблеток и пациентов; никто не хочет иметь очерняющего жизнь диагноза. Вокруг нее много неясности: мало кто понимает, почему одни люди оказываются за стенами лечебниц, тогда как другие люди, такие же по поведению, живут обычной гражданской жизнью, какая вообще между ними разница. Вокруг нее много обсуждений и споров: есть большое количество критиков, считающих психиатрию недостаточно научной, а ее методы нелогичными, вредными и бесчеловечными. И в целом, если вдруг заболел палец, то всем понятно: нужно сделать так, чтобы палец болеть перестал и начал функционировать без проблем, как раньше. Но если у человека заболела душа, то никому вообще ничего не понятно.

Внутри самой психиатрии тоже не все так гладко. У специалистов много проблем, недопонимания, внутренних дрязг, разночтений, различий в подходах. А иногда и откровенного непонимания изучаемого ими же вопроса. В разных странах на психиатрию могут быть совершенно разные взгляды. Да что там в странах, даже у двух врачей одной клиники может быть различный подход к своему делу. Сама по себе психиатрия, ее методы, определения и подходы, ее понимание психических болезней, все это очень сильно менялось с течением времени. Это очень молодая наука, и немногим ранее, предмет ее изучения списывался на вселившихся в человека демонов. Лечились же психические заболевания в те времена обрядами экзорцизма. По забавному стечению обстоятельств, кому-то это даже помогало. Потом от концепции демонов и святого духа решено было отказаться, но менее смешной от этого психиатрия не стала, модными стали лоботомия и электрошок. И это уже совсем недавние времена всеобщего ликования науки! Сейчас это кажется нелепым варварством давно минувших дней, но сколько боли и страдания в свое время принесли людям такие процедуры – страшно представить. Если вы все еще думаете, что врачам виднее, и эти методы действительно кому-то помогли, то нет. Нет абсолютно никаких достоверных статистических подтверждений эффективности подобных методов лечения, вреда они принесли гораздо больше. Это чтобы было понятно, насколько психиатрия запросто может ошибаться даже на сегодняшний день. Ведь даже сегодня, мы и близко не можем приблизиться к тому, чтобы разложить по полкам все многообразие проявлений человеческой психики. Чтобы было еще смешнее, вот вам факт: электросудорожная терапия кое-где применяется и по сей день.

Такая неоднозначность не удивительна, ведь замах был сделан на самую сложную известную нам субстанцию во Вселенной, на человеческую психику. Психиатрии надо понять, почему возникают те или иные заболевания в человеке, а сделать это сегодня невозможно. При этом, далеко не каждый специалист мыслит и действует с точки зрения научного подхода, в психиатрии очень много узколобого фанатизма, когда врач считает, что все на свете болезни можно вылечить одним препаратом или одним методом, а люди сами виноваты, что они захотели заболеть. Ситуацию также осложняют и пациенты, которые чаще всего не могут внятно описать своих мучений и тем самым помочь психиатрии. В итоге все очень сложно, и во всю эту внутреннюю вакханалию лучше не лезть вообще.

Но лучше всего понять суть психиатрии, не разбираясь в чем-то лишнем, поможет ее сравнение с психологией. Часто люди не знают, чем они отличается друг от друга. – Психиатрия лечит больную психику, а психология изучает здоровую, – отвечают знатоки. Такое много где можно услышать, но после этого все равно ничего не ясно.

Психология – это очень обширная научная дисциплина, можно сказать, что теоретическая психиатрия – это всего лишь ее часть. Психология изучает или пытается изучать все что касается психики человека в целом:

- интеллект, его формирование, проявление, измерение, практическое применение и важность в жизни, кого и по каким причинам можно считать умным или глупым;

- эмоции, их возникновение и влияние на человека, их классификация, сила, взаимозависимость, комбинации и разнообразность проявления;

- поведение, взаимодействие человека с окружающими и с внешним миром, мотивы его поступков, зависимость поведения от внутреннего состояния и внешних обстоятельств;

- личность, ее формирование, состав, влияние на нее внешних факторов, классификация типов личности;

- настроение, состояние страдания или счастья, при каких внутренних и внешних обстоятельствах человек чувствует себя плохо, а при каких – хорошо, и почему так происходит;

- память, ее формирование, принципы и особенности наполнения, объем, восприятие воспоминаний;

- мышление, ощущение и восприятие реальности, протекание мыслительных процессов, влияние внешних и физиологических факторов на особенности мышления, суть творчества, суть волеизъявления, внутреннее Я, внутренний голос, характер и причины сновидений, бессознательная работа мозга;

- сознание, вопрос пограничный с философией, один из самых сложных для человечества, не постижимый вообще никак. Что такое сознание, почему оно есть, как оно устроено, откуда оно взялось, как зарождается и куда денется после смерти, где заканчивается компетенция сознания в работе мозга?

В каждом из нас есть все перечисленное выше и еще куча всего, что в этот список не вошло. Все что возникает у нас в голове или в душе, и весь этот пласт знаний невообразимого объема пытается принять на себя наука психология.

Психиатрия же – это медицинская дисциплина, а значит в первую очередь как-то связана с заболеваниями. Случается так, что в человеке что-то ломается, и сломаться может один из перечисленных выше компонентов, которые пытается изучать наука психология. Например: слишком низкий интеллект, невозможность построения логических взаимосвязей, неумение испытывать и понимать эмоции, неадекватное обстоятельствам поведение, отсутствие желания что-либо делать, выпадение какого-то компонента личности или проблемы с ее развитием, долго не проходящее или слишком сильное плохое настроение, неправильная или проблемная работа памяти, невозможность достать из головы воспоминания, неправильное восприятие действительности, ощущение того, чего на самом деле нет, постоянные неприятные или кошмарные сны, бессмысленные поступки и тому подобное. Именно эти поломки и сбои души и мозга пытается изучить теоретическая часть психиатрии. Это изучение нужно для того, чтобы больного человека починить и избавить от страданий. Выходит, что психиатрия – это некий механик психологии, занимающийся исключительно неисправностями. И теперь становится чуть более понятным высказывание о том, что психиатрия лечит больную психику, а психология изучает здоровую.

Многие считают, что психиатр – это более сильный шаман по сравнению с психологом, и что он знает о людях буквально всё. Такое мнение сложилось из-за того, что психология как наука очень сильно дискредитирована «психологами», и на их фоне психиатр, как человек чаще обладающий более прагматичным и критическим мышлением, получивший сложное медицинское образование, выглядит куда более убедительным и разумным. На деле, психиатр – это конечно же никакой не сверхзнаток людей, обладающий некими тайными знаниями. Это медицинский специалист узкого профиля, у которого чаще всего просто нет времени чтобы дополнительно разбираться в психически здоровых людях. Это абсолютно такой же не знаток ваших тайных мыслей и желаний, как, к примеру, доктор ортопед. И к нему надо относиться как к любому другому врачу, а не как к мистику – знатоку темных истин.

Обычному человеку не нужно разбираться в психиатрии, все эти шизофрении, галоперидолы и психопатии, для него это бесполезные знания. Если вы захотите плавать в ней как рыба в воде, то будьте готовы положить на это всю свою жизнь. Но нужно хорошо понимать, где начинается и заканчивается ее компетенция. Зачем? – Чтобы не пытаться примерить ее туда, где ей не место, чтобы не испытывать перед ней трепета, чтобы не беспокоиться понапрасну о своем психическом здоровье. И здесь психиатрию можно сравнить, например, с программированием. Колоссально обширная область знаний. Можно разбираться в программировании на самых разных уровнях, от понимания общей логики до практических знаний и достижений в написании программного кода. Но для незаинтересованного человека достаточным будет понимать, где программирование участвует, а где оно абсолютно неуместно. Например, если человек красит забор, то в этом процессе программирование будет ни при чем. Так же и с психиатрией, не нужно лепить ее туда, где о ней никакой речи идти не должно в принципе.

Я нормальный!

Наверное, основная претензия у людей к психиатрии – это размытость и невнятность понятия психического заболевания. Многие не знают, здоровы ли они психически. А сбоку еще и прикрикивают: «Не бывает психически здоровых, есть только недообследованные! В психиатрии, кто первый халат одел – тот и доктор. А сколько сумасшедших ходит по улицам? – Да каждый первый!». Всё как-то туманно и расплывчато, никто ни в чем не уверен, а в интернете пользуются спросом тесты, которые вроде как могут определить, есть ли у человека психические заболевания. Кто получше разбирается в теме, тот скажет, что только доктор сможет поставить диагноз, ведь только у него есть тайные знания. А как бы так поделикатнее поинтересоваться у этого доктора, все ли со мной в порядке? Не хочется все-таки в лечебный застенок, если вдруг обследование выявит болезнь. Что же, большинству так никогда и не узнать, все ли с ними в порядке?

Нет. Определение психической болезни должно быть простым и предельно четким, должно быть понятно каждому без чьей-либо помощи. Возможно, многие сейчас удивятся, но именно таковым оно и является. Чтобы понять, что такое психическая болезнь, нам даже не понадобится никуда дополнительно выходить, ответ прямо здесь, перед нашими глазами. Психическая болезнь – это болезнь! Звучит как-то глупо. Что это значит? Болезнь – это некое состояние организма человека, при котором он испытывает боль, страдания, дискомфорт, а также при котором нарушаются процессы его жизнедеятельности. Любое другое состояние не может являться болезнью по определению.

Исходя из этого, если понять простое и однозначное определение болезни, то вопрос о собственном психическом здоровье становится фантастически идиотским. Психика – это не что-то такое, что видно только профессионалам под рентгеном или шаманам под грибами, это такая же составляющая часть человека, как и его, например, рука. Никто ведь не задается вопросом: «Как понять, что у меня болит рука?», потому что она либо здорова, либо болит (не так выглядит, не функционирует). Подход к психике должен быть абсолютно таким же: если ваше психическое состояние не вызывает проблем и страданий у вас, ваших близких и окружающих, значит все в порядке. Это и есть единственный критерий психического здоровья. Любые другие критерии, описанные сегодня в различной литературе, не являются объективно четкими, а значит не могут быть научными, а значит не имеют никакого смысла вообще.

То есть сказать о том, что человек психически нездоров, может не какой-то прохожий со стороны, не тест в интернете, а только сам человек и только о себе самом, когда он испытывает проблемы со своей психикой. Возможно, многие будут возмущены, скажут, что только врачу решать, здоров человек или нет, ведь тайные знания все еще только у него. Но официально, на законодательном уровне, психиатрия в России, на данный момент, построена именно по добровольному принципу обращения за врачебной помощью:

«Психиатрическая помощь оказывается при добровольном обращении лица и при наличии его информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство» *

Так что все «диагнозы», что: «Вот этот точно ненормальный», пока человек сам не осознает проблем с психикой и не обратится за помощью, это чистой воды некомпетентность и непонимание сути психиатрии как таковой, даже если такие слова звучат из уст врача-психиатра.

Здесь нужно сделать одно отступление. Есть также случаи, когда человек представляет опасность для себя и окружающих (буйные неадекватные или склонные к самоубийству люди); случаи, когда человек совершил общественно опасное деяние и подозревается в психическом нездоровье; а также случаи, когда человек не в состоянии самостоятельно себя обслуживать и жить в социуме ввиду поражения психики. В таких ситуациях, психиатрическое освидетельствование проводится принудительно, а вопрос о психическом здоровье человека решается в судебном порядке. Но это ведь точно не про вас. Здесь теоретические цели психиатрии самые благородные, бояться нечего, но из-за человеческого фактора, как обычно, случаются и злоупотребления.

Если вы считаете, что какая-нибудь шизофрения – это веселое приключение, и из-за такой мелочи никому добровольно не захочется в психушку, то это не так. Психические заболевания – это очень болезненные состояния, они внушают страх больному и заставляют его страдать, мешают ему жить. Даже всеми любимое блаженное слабоумие не дает человеку спокойно себя чувствовать, социализироваться и работать. Так что если еще остались мысли о том, что за психическую болезнь можно принять не болезнь вовсе, а какую-то яркую особенность человека, то нужно от таких мыслей избавляться. В классификатор заболеваний просто так не попадают, все что там находится – это больно и тяжело. Черти, доставляющие страдания и мешающие жить, – это болезнь. Черти, проблем не доставляющие, – это воображение. Вот четкое отличие болезни от нормального состояния.

Так что же это выходит. Если человек видит галлюцинации, но при этом сам осознает, что это поломка его мозга, комфортно уживается со своим состоянием, не проявляет агрессии и не испытывает при этом никаких проблем, значит он здоров? Хочется же его полечить, он ведь неправильный! Но исходя из определения болезни – да, он здоров и принудительно госпитализирован быть не может. Это сложный вопрос, мозг вроде работает не так, не объективно воспринимает окружающий мир, но в исправлении этой особенности человек не нуждается. Можно сравнить это, например, с поломкой обогревателя салона в автомобиле. Если человек не эксплуатирует автомобиль в холодных условиях, и обогреватель ему не нужен вообще никак, в таком случае и чинить его незачем. Или когда человек без ноги управляется с помощью костылей и не хочет переходить на более прогрессивный и удобный протез. В таком случае, решающим может быть только волеизъявление самого человека. Хоть это и сложно принять, даже мне сейчас кажется, что такого надо признать больным и залечить, но ему может быть даже лучше со своими галлюцинациями, и никто не может иметь права распоряжаться жизнью такого человека и говорить как ему будет лучше, кроме него самого.

Почему же этот вопрос сложный? Ну а что если человек не признает своего заболевания, но при этом у него, к примеру, эпилепсия. Считать ли такого больным? Юридически, пока человек не будет признан судом виновным, он невиновен. Пока человек не обратится за помощью в лечебное заведение, и ему не будет поставлен диагноз, он здоров. На практике, человек может быть виновен без приговора, болен без диагноза, и вообще все очень сложно. А что если оставить в покое психиатрию, представить что человек болен гриппом, но при этом он не признает что ему плохо и что его нужно лечить. В таком случае он тоже здоров? По логике этой статьи, выходит так, но это же полный идиотизм! Если начать фантазировать и представить, что в мире нет ни больниц, ни врачей, в таком случае не будет и больных. Но при этом все то, что мы называем болезнями, будет бушевать с еще большей силой. А если врач выпишет справку с диагнозом, но объективно у человека не будет ни одного симптома заболевания, и вообще не будет никакого заболевания. В таком случае он болен? Получается какая-то полная неразбериха и бессмысленность, а болезнь разделяется на 3 составляющих: объективные проявления, признание человеком и постановка диагноза.

И как теперь вернуть медицине логику и здравый смысл? А они медицину никогда и не покидали, в теории там все гладко и прекрасно, но картину, как всегда, отравил человеческий фактор. Принцип медицины – это принцип оказания помощи человеку, который в этой помощи нуждается. Как мастерская по ремонту бытовой техники. Если у человека сломается тостер, он пойдет в мастерскую за помощью, если ему будет это нужно, или не пойдет, если не нужно. Никто не будет отрицать, что его тостер сломан или скрывать поломку. Потому что никто не будет приходить в дом к человеку со сломанным тостером, тыкать в этого человека пальцем и кричать о его поломке на весь двор, никто не будет насильно закрывать его в ужасном месте и ограничивать в гражданских правах. Сломан ли у какого-то человека тостер? Может быть да, а может быть и нет, мы этого не узнаем, пока человек сам нам об этом не скажет, а самостоятельно лезть в его тостер у нас не должно быть ни права, ни желания. И конечно же никакой мастер не должен ходить и кричать направо и налево, у кого и что сломано, если его об этом не просили. У человека же не должно появиться ни единого намека на желание не признавать свои страдания или скрывать их, отрицая свою болезнь. Не должно быть никакой разницы между объективным наличием заболевания и признанием человеком заболевания, это разделение неправильное, искусственное.

Появилось оно, потому что в обществе есть большая проблема в подаче и восприятии самой болезни, в отношении к пациентам. К болезни относятся не как к поломке, которую не мешало бы починить, а как к чему-то постыдному. В обществе ликует стигматизация больных и желание понавешать ярлыков. Больной человек – неполноценный, с ним не нужно считаться, к нему не нужно относиться всерьез. Он слабый, он ненормальный. А психическая болезнь – это еще и ограничение в гражданских правах, невозможность занимать определенные должности, негативно предвзятое отношение окружающих. Пациент находится в психологической власти врача, в медицинском учреждении к нему относятся как к безвольному ребенку, часто излишне назначают болезненных и неприятных процедур, ничего не объясняют. «Смотрите, он написал на доске 2+2=4! Наверное, он не прав, он же больной!» Это глупо и неправильно. Если бы у Эйнштейна вдруг заболела нога, он бы от этого не стал разбираться в физике хуже того, у кого ничего не болит. Но многие считают, что стал бы. Кому такое нужно? Из-за этого человек может не хотеть называться больным, даже если его состояние действительно причиняет ему страдания.

Когда человек заразен и представляет угрозу для окружающих – это отдельный разговор, сейчас не об этом.

И все-таки, можно ли считать человека больным, если объективно у него есть симптомы болезни, нарушения и повреждения организма или психики, но при этом он не говорит, что он болен? Да как вам будет угодно, это не имеет абсолютно никакого значения. Важно только одно, страдает этот человек или нет. Между ним и медицинской помощью не должно встать ни одного любителя придумывать диагнозы и показывать пальцем. Болезнь это или не болезнь – это личное дело человека и медицины, охраняемое врачебной тайной, а не достояние общественности.

Все могут показывать друг на друга пальцами и обзывать друг друга шизофрениками, и все это не будет иметь никакого смысла, потому что болезнь из своего определения – это когда человеку больно, это его трагедия, а не чье-то негативное мнение о нем. Часто хочется «поставить диагноз» кому-то, с чьим мнением не согласен или чье поведение кажется неправильным. Психиатрия здесь становится оружием в словесной баталии, а заболевание – его снарядом. Все это тоже растет из негативного отношения к больному человеку, таким образом хотят обидеть или обесценить чье-то мнение. Правда толку от этого никакого, все равно что обозвать человека вонючкой, только свою дурость показывать. Забавно, но иногда до такого скатываются даже врачи-психиатры, что может говорить только об их некомпетентности, такой «диагноз по фотографии» конечно же полностью скомпрометирует человека как специалиста. Потому что нельзя поставить диагноз человеку, который не болеет. Нельзя сказать человеку, что у него болит рука, не зная, болит ли она у него, даже если он этой рукой делает что-то не то, чего вам хотелось бы.

Что же касается нормы или не нормы психики и поведения, то в психологии и психиатрии нет и не может быть ничего подобного. Если начинать придумывать какие-то нормы, то нормальным в итоге окажется только один человек, тот кто их придумывал. Соответственно такое нормирование не имеет никакого смысла. Два человека, стоя друг напротив друга, абсолютно одинаково будут считать друг друга ненормальными. В таком случае, сама по себе психиатрия потеряет всякий смысл, потому что каждый будет больным и ненормальным по мнению кого-то другого. А если все находятся в одном и том же ненормальном состоянии, значит это и есть состояние нормы. Бессмысленно? – Ну конечно же. Поэтому ничего подобного, с научной точки зрения, быть не может. Могут быть только нормы поведения в определенном обществе, коллективе или в определенном месте, но человек, который их нарушает не может сам по себе считаться ненормальным, он может считаться таковым только в контексте места, в которое попал. Но это уже скорее этика и культурология, все это к психике никого отношения не имеет. Ненормальный – это просто обзывательство, а не какая-то характеристика человека. Сколько смысла несут в себе обзывательства, думаю все и так понимают. Что же до людей, которые называют всех окружающих психами? – Да на здоровье, они вольны делать все что захотят и выставлять себя в каком угодно дурацком свете, пока их действия не попадут под статью уголовного кодекса о клевете.

УК РФ Ст. 128.1. Клевета
4. Клевета о том, что лицо страдает заболеванием, представляющим опасность для окружающих, а равно клевета, соединенная с обвинением лица в совершении преступления сексуального характера, - наказывается штрафом в размере до трех миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо обязательными работами на срок до четырехсот часов.

Но все же мучают сомнения, получается как-то слишком просто. «Не болит – значит здоров», и это все? Это слишком упрощенно! «А что, если представить себе некую секту, в которой принято есть детей, но все ее члены при этом будут чувствовать себя прекрасно, и подобные трапезы не будут вызывать у них никаких переживаний. Они же явно там больные, их поведение вообще ни в какие рамки не лезет!» Такой пример, к моему глубокому сожалению, прозвучал из уст очень уважаемого мной психиатра…

Дело в том, что они такие только в парадигме привычного нам общества. Если фантазировать дальше, и представить себе такую секту в виде обособленного мини-государства, то в нем ненормальным будет как раз детей не есть. А нас они также будут называть сектой с варварскими традициями непоедания детей. И все это просто превратится в противостояние двух сект, где обе будут правы, и адепты каждой из них будут решительно не понимать оппонентов. А если у них еще и будет свое подобие психиатрии, то они человека из нашего общества поймают и карандаши ему в нос будут засовывать до тех пор, пока ему тоже детей есть не захочется. Ну или пока он не умрет. Мы будем показывать друг на друга пальцами и считать друг друга больными. Какой в этом смысл? Никакого, потому что поедание детей не подходит под критерий болезни, как бы странно это ни звучало. Но зато оно прекрасно подходит под критерий уголовного преступления. Такое снова связано со стигматизацией болезни и непониманием ее сути. То что нам не нравится, то что мы считаем отвратительным, такое нам уже бессознательно хочется назвать болезнью. Это неправильно, от этого обязательно нужно избавляться. Болезнь – это страдание, а не неправильное с нашей точки зрения поведение. Поэтому не удивляйтесь, что маньяков-людоедов признают здоровыми и вменяемыми, они действительно такие.

Теперь все встает на свои места, когда мы смотрим записи бесед с психически нездоровыми людьми. Нам часто не понятно, почему именно такой человек сейчас находится в психбольнице, тогда как множество наших знакомых гораздо больше подходят на роль больных, но их таковыми почему-то никто не признает. Все это обретает смысл, если понять, что психиатрия – это не наказание за глупость или какое-то условно неправильное поведение, психиатрия – это помощь тем, кто в ней нуждается. Те люди, которых мы видим на записях, плохо себя чувствовали и обратились за помощью, именно в этом их отличие от наших знакомых, а не в том, что кого-то «недообследовали». Если человек полон идиотских идей, глуп как пробка, но при этом умеет обслуживать себя в бытовом плане, имеет какие-то средства к существованию, не страдает от своего психического и интеллектуального состояния и не ведет себя агрессивно по отношению к окружающим, то такой человек здоров. Принудительно госпитализировать его и навязать психиатрический диагноз законными методами невозможно. А думать о нем в этом направлении что-то лишнее – глупо и даже немного противозаконно.

Но вдруг все-таки со мной что-то не так? Я сомневаюсь. Я часто думаю о чем-то одном, вдруг это бред или навязчивое состояние? Я не очень хорошо понимаю окружающих. Вдруг это психопатия? Как на счет фразы: «Признать свою болезнь – это первый шаг на пути к выздоровлению»? Дело в том, что практическая психиатрия не такая разумная, какой она задумывалась в теории. Не так часто к врачам приходит человек с конкретным запросом: «Доктор, сломалось вот это, такие-то симптомы, такая динамика и периодичность, зависимость проявлений вот от этого. Давайте чинить». Чаще всего у людей с психическими заболеваниями слишком низкий интеллект, чтобы понять, что с ними что-то не так, и они не понимают, что вообще происходит. Человек, который осознает, что его мозг работает как-то неправильно и, в связи с этим, хочет получить врачебную помощь – это очень нечастое явление. Обычно люди свято верят в свои бредовые размышления и галлюцинации, не могут вести внятного диалога, а обратиться за помощью их подталкивают родные и близкие. Если вы сможете осознанно сформулировать мысли о своем психическом здоровье и о том, что ваша психика не доставляет вам проблем, то песня о первом шаге на пути к выздоровлению не про вас. Чаще всего (наверное, почти всегда) люди, признаваемые невменяемыми или психически нездоровыми, не могут внятно изъяснять свои мысли в суде и не преследуют цели защититься от признания их недееспособности. Они не могут сказать, доставляет ли им страдание их психика, мешает ли она им в жизни. Это если кто-то считает, что только психиатр может говорить, здоров человек или нет, а мнение самого человека никто не учитывает. Конечности таких убеждений растут именно из практической психиатрии, где чаще всего у человека просто нет никакого мнения по поводу его психического здоровья.

Если с вашей психикой все в порядке, не ведитесь на обзывательства о том, что у вас бред, слабоумие и шизофрения. Это болезни, и проявляются они болезненно. Никакой доктор или прохожий не может сказать вам, болит у вас что-либо или нет, это делается ровно наоборот, только вы можете сказать об этом доктору или прохожему. Факт непонимания этого очень многими людьми прекрасно иллюстрируется следующим инцидентом.

Общественный резонанс в свое время вызвал, и до сих пор обсуждается, так называемый эксперимент Розенхана, проведенный в США в 1973 году. Его задачей было доказать, что психиатрия не в состоянии отличить больного человека от здорового. Эксперимент заключался в следующем: группа людей обращалась в разные психиатрические клиники и намеренно симулировала слуховые галлюцинации. Они хотели выяснить, смогут ли врачи понять, что никаких галлюцинаций на самом деле нет. В результате, всех их признали психически нездоровыми и госпитализировали.

Затем врачам было предложено попробовать отличить психически нездоровых людей от симулянтов. Психиатры вперемешку выслушивали действительно страдающих от галлюцинаций людей и тех, кто притворялся. С этим заданием врачи также не справились в должной мере, не смогли разобрать кто есть кто. Вывод был сделан такой: психиатрия не в состоянии отличить психически больного человека от здорового, эта граница условна, субъективна, а сама психиатрия ненаучна.

Такие выводы строятся на предположении, что человек не может понимать, здоров он или нет, что это за него должен решить врач. Это ошибка. Можно констатировать извне, что у человека вывалилась печень, но никак нельзя понять, слышит он галлюцинации или нет. Единственным индикатором является сам человек, если он говорит, что он их слышит, значит так оно и есть. Здесь снова все встает на свои места и обретает смысл, если понять, что психиатрия – это именно помощь. Когда человек добровольно обращается за помощью, когда он приходит и говорит о своих страданиях, врачу не нужно дополнительно что-либо выявлять у такого пациента и задаваться вопросом, а не симулянт ли он. Так что в этом эксперименте врачи действовали абсолютно правильно.

Психиатрия, в теории и на бумаге, должна выглядеть как и любая другая отрасль медицины, величественно и прекрасно. В ней врачи помогают добровольно обратившимся к ним людям справиться с болезнью, опираясь на принципы гуманизма и непричинения вреда. Люди получают помощь, меньше страдают, дольше живут, благодарят врачей за их труд, все здоровы и счастливы. К сожалению, на практике все не так здорово.

Что такое медицина и диагнозы?

И здесь нужно сказать, что же такое диагнозы и медицина с точки зрения экономики и взаимоотношения людей друг с другом. Это будет непросто, но важно. Любое действие в отношениях между людьми продиктовано каким-то запросом. Если никакого запроса нет, то действие само по себе бессмысленно и никому не нужно. Давайте строить логические цепочки. Почему возникла медицина как таковая? Потому что люди болеют. В мире существует такое явление, как болезни. Они разнообразны, но их объединяет то, что все они приносят человеку боль, страдания и мешают ему жить. А человеку хочется жить спокойно и не страдать от болезней. Здесь и возникает запрос на некий вид деятельности, который позволял бы людям бороться с болезнями. Это рождение медицины. Медицина – это вид экономической деятельности, работники которой получают деньги за борьбу с заболеваниями. Существует она только потому, что у людей есть запрос на эту борьбу, им хочется не болеть. Деньги за медицинскую деятельность платят граждане, в виде отчислений в государственные институты управления медициной или напрямую в медицинские учреждения. Без денег работать, естественно, никто не будет. Так все устроено.

Что же такое диагнозы? Диагнозы – это всего лишь классификатор заболеваний, они нужны для того, чтобы эффективнее бороться с болезнями. Это технический инструмент медицины. Дело в том, что заболевания слишком разнообразны, они затрагивают самые неожиданные системы организма и требуют к себе индивидуального подхода в плане лечения, противопоказаний и поведения заболевшего. Слишком много знаний. И поэтому, чтобы упростить, ускорить и сделать более эффективной деятельность медицины, болезни были разнесены по своим видам в классификатор. При этом, по каждой из них собираются свои знания, своя статистика, свои методы лечения и диагностики, свои узкоспециализированные специалисты. Это позволяет медицине быть более продуктивной. Диагнозы нужны чтобы можно было проще, быстрее и эффективнее подобрать лечение для нуждающегося человека. Вот, в общем-то, и весь их смысл. Если бы вся эта система классификации заболеваний и диагнозов не помогала и не имела никакой практической пользы, то ее бы просто не существовало, потому что никто бы не стал платить за работу над ней, потому что это никому не нужно.

Для чего нужен был этот странный экскурс в экономику? Давайте на этом моменте отстанем от классической медицины, болезни там могут быть самыми разнообразными по своим проявлениям, слишком много нюансов. Вернемся к психиатрии. И здесь у нас тут же назревает вопрос. Зачем ставить диагнозы, если это никому не нужно? Если это не имеет никакого развития в плане лечения или облегчения состояния. Да просто незачем. Такое расставление диагнозов не имеет совершенно никакого смысла, и никому не нужно. В целом, схема выглядит вот так: запрос на лечение (болезнь) > обращение к специалисту > диагностика и постановка диагноза > лечение или облегчение страданий. Врач просто выполняет специализированную работу, которая от него кому-то нужна. Если нет нужды или результата, то смысла в медицине тоже нет. Поэтому «выставление диагнозов» шизофрении или психопатии всем друзьям и соседям со стороны выглядит весьма по-идиотски и не имеет совершенно никакого смысла. Это чистой воды обзывательство и в негативном свете выставляет исключительно такого обзывающегося «доктора».

Психиатрия и личная жизнь

Большой разбег взят. Теперь время для маленького прыжка. Как психиатрия может быть связана с любовью и личной жизнью? Наверное, большинство ответит, что никак. Но есть одно интересное мнение. Заключается в том, что люди, у которых проблемы в любовной сфере, имеют какие-либо психические заболевания или нарушения, что это первопричина, за которой тянется следствие любовного одиночества. Все не так уж и глупо, как может показаться на первый взгляд. Современные психологи очень расплывчато говорят о причинах неудач на любовном фронте, не дают четких вердиктов и не говорят что нужно делать для исправления ситуации. Но проблемы ведь так не решаются! Может психиатрии давно все известно, и она поможет наладить отношения с противоположным полом? Самое забавное, формально любовные неудачи действительно можно подвести под расстройство психики: человек страдает от нереализованного влечения, значит есть болезненное состояние. Но при этом, такие страдания лежат в области психики, это ведь не какая-нибудь больная печень, а значит это психическая болезнь. То есть психиатрию теоретически действительно можно притянуть за уши в таком случае. Ни с кем не общается – значит аутист! Никому не нравится – значит шизофреник!

Что же не так с этой складной теорией? Дело в том, что любовное влечение – это естественная человеческая потребность, и избавиться от нее вряд ли получится. Если человеку, например, не давать достаточно еды, то его голод нельзя назвать болезнью. Абсолютно так же дела обстоят и с реализацией любовного влечения, его нельзя назвать заболеванием и нельзя вылечить, его нет ни в классификаторе заболеваний, ни в медицинском опыте лечения. Психиатрия не может избавить человека от такого влечения, а значит надежда остается только на то, что она поможет найти свою любовь.

Многие думают, что психиатр, как обладатель тайных знаний, поможет более продуктивно контактировать с противоположным полом. Так вот, он не поможет. У него нет никаких методов решения проблем одиночества. Он так же посоветует больше общаться, ходить в клубы и знакомиться. Как-то не очень это похоже на тайные знания… Это все равно что прийти к неврологу и пожаловаться на то, что вы не умеете рисовать. Выслушать-то он выслушает, проверит нервные реакции, но помочь все равно ничем не сможет. При чем же тут тогда психиатрия, если она не собирается помогать нам в любовных вопросах? – Да конечно же ни при чем. Именно поэтому нужно понимать границы сферы ее деятельности и не вдаваться в глупые размышления о возможном наличии у себя шизофрении, если вдруг не везет в любви. Психические заболевания – это совершенно конкретные состояния, ничего общего с любовным взаимодействием не имеющие. А в психбольницах пациенты вполне себе влюбляются друг в друга и каких-либо проблем с этой частью своей жизни не имеют.

Любовь и личная жизнь полностью в компетенции изучения психологии и социологии. И проблемы с ними – это не патологии мозга, которые чаще всего совершенно неизлечимы. Нельзя же сказать о человеке, счастливо живущем в браке, что он полностью здоров, красив и румянен. А когда у него вдруг случится болезненная полоса одиночества – что он вдруг стал шизофреником и психопатом. А когда снова все наладится – что он чудесным образом исцелился. Это очевидная глупость. Такие вопросы пока еще слишком сложны для понимания человеком, они не решаются ни процедурами, ни таблетками, нет никаких исчерпывающих инструкций, никакой научной теоретической базы. И психиатрию приплетать сюда точно не стоит, у нее и своих проблем хватает.

* Закон РФ от 02.07.1992 №3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»
вернуться к прочтению

9 Комментарий
Сначала первые
Сначала последние Сначала популярные
Inline Feedbacks
View all comments
Lotar
28.03.2019 02:05
Цитата из статьи

“Наверное, основная претензия у людей к психиатрии – это размытость и невнятность понятия психического заболевания.”

Почему? Вот пример критериев психопатии:

Словарь практического психолога

“Психопатия: критерий – (критерии психопатии Ганнушкина-Кербикова) — характер можно считать патологическим, расценивать как психопатию, по таким признакам:
1) относительная стабильность во времени — малые изменения в течение жизни;
2) тотальность проявлений — одни и те же черты характера обнаруживаются повсюду, в любых обстоятельствах;
3) дезадаптация социальная (пожалуй, самый важный признак); состоит в том, что у человека постоянно возникают жизненные трудности, испытываемые либо им самим, либо окружающими, либо ими вместе.”

Все три если наблюдаются, то значит психопат (тотальная патология характера с дисгармонией в эмоциональной и волевой сферах).

Lotar
28.03.2019 17:53

Там речь о постоянных трудностях. Только тогда это уже странно выглядит и может вызывать подозрения.

Это критерии психопатии российского врача – психиатра Ганнушкина.

Так и есть. Психопат, страдая сам, заставляет страдать и других. Речь прежде всего о негативных социальных последствиях.

Lotar
28.03.2019 17:55

“В психиатрии, кто первый халат одел – тот и доктор.”

Неправда. Там диагностика не только по разговорам делается. Там сразу и медицинское обследование у невропатолога и прочих врачей, которые относятся к нервной системе.

Lotar
28.03.2019 18:24

“Определение психической болезни должно быть простым и предельно четким, должно быть понятно каждому без чьей-либо помощи.”

Это действительно понятно каждому в случаях явно выраженной патологии.
________________________________________________________________

“Пока человек не обратится за помощью в лечебное заведение, и ему не будет поставлен диагноз, он здоров.”

Только де-юре. Де-факто ещё большой вопрос.
_______________________________________________________________

“Если начать фантазировать и представить, что в мире нет ни больниц, ни врачей, в таком случае не будет и больных.”

Да. Юридическая трактовка реальности никуда не годится.
_________________________________________________________________

“Да на здоровье, они вольны делать все что захотят и выставлять себя в каком угодно дурацком свете, пока их действия не попадут под статью уголовного кодекса о клевете.”

Клевета – это когда ты заявление в полицию пишешь по поводу кого-то, кого хочешь оклеветать. С твоей трактовкой статьи (если такие основания применять) уже вся страна занималась бы судебными тяжбами.
______________________________________________________________

“«А что, если представить себе некую секту, в которой принято есть детей, но все ее члены при этом будут чувствовать себя прекрасно, и подобные трапезы не будут вызывать у них никаких переживаний. Они же явно там больные, их поведение вообще ни в какие рамки не лезет!» Такой пример, к моему глубокому сожалению, прозвучал из уст очень уважаемого мной психиатра…”

Это как американцы гуманистов изображали в 1944 – 45-м, когда Европу захватывали. Обвиняли немцев в преступлениях “против человечности”, а сами когда им надо бомбили мирных жителей, и на Японию не постеснялись атомную бомбу сбросить.

И сейчас они Гитлера называют психопатом. Но такое дело, что вся нация не может быть больная. В общем, победители новые нормы поведения навязывали Европе.

Lotar
28.03.2019 18:46

“Дело в том, что они такие только в парадигме привычного нам общества.”

А ты что думал? Нормы поведения (психического здоровья) как и понятие нормы в сексологии рассматриваются только по отношению к конкретному обществу. Просто сейчас сильно влияние мультикультурализма, и поэтому у таких как ты наблюдается смятенность мыслей.
___________________________________________
“Дело в том, что они такие только в парадигме привычного нам общества. Если фантазировать дальше, и представить себе такую секту в виде обособленного мини-государства, то в нем ненормальным будет как раз детей не есть.”

Христиане и мусульмане. Зачем всякие ужасы выдумывать про людоедов, если у тебя есть сегодня прекрасный пример различного мнения относительно норм поведения на основе религий.
________________________________________________________________

“Как на счет фразы: «Признать свою болезнь – это первый шаг на пути к выздоровлению»?”

В Психиатрии это не работает.
_________________________________________

Цитата из статьи

“Общественный резонанс в свое время вызвал, и до сих пор обсуждается, так называемый эксперимент Розенхана, проведенный в США в 1973 году. Его задачей было доказать, что психиатрия не в состоянии отличить больного человека от здорового. Эксперимент заключался в следующем: группа людей обращалась в разные психиатрические клиники и намеренно симулировала слуховые галлюцинации. Они хотели выяснить, смогут ли врачи понять, что никаких галлюцинаций на самом деле нет. В результате, всех их признали психически нездоровыми и госпитализировали.

Затем врачам было предложено попробовать отличить психически нездоровых людей от симулянтов. Психиатры вперемешку выслушивали действительно страдающих от галлюцинаций людей и тех, кто притворялся. С этим заданием врачи также не справились в должной мере, не смогли разобрать кто есть кто. Вывод был сделан такой: психиатрия не в состоянии отличить психически больного человека от здорового, эта граница условна, субъективна, а сама психиатрия ненаучна.”

Не Психиатрия, а именно эти врачи. Вот такой вывод надо делать прежде всего.
________________________________________________
“Но есть одно интересное мнение. Заключается в том, что люди, у которых проблемы в любовной сфере, имеют какие-либо психические заболевания или нарушения, что это первопричина, за которой тянется следствие любовного одиночества.”

Это не мнение. Это статистика Сексопатологии.

Сексопатология. Справочник. 1990 г

“Основным звеном сексологической службы в СССР является специализированное отделение врачебно-психологического семейного консультирования, организуемое согласно приказу МЗ СССР № 370 от 10 мая 1988 г. в составе психоневрологических диспансеров в городах с населением более 250 тыс. человек

Основные функции отделения – профилактика, раннее выявление и лечение сексуальных расстройств и сексуальных дисгармоний в браке. Включение отделений в структуру психоневрологических диспансеров вполне обоснованно, так как у 80-90% сексологических больных обнаруживаются психические расстройства, преимущественно невротического регистра, а у 50% больных они играют ведущую роль в формировании сексуальных нарушений. “

Lotar
28.03.2019 18:54

“Современные психологи очень расплывчато говорят о причинах неудач на любовном фронте, не дают четких вердиктов и не говорят что нужно делать для исправления ситуации.”

Психолог в норме не занимается сексуальными расстройствами. Это работа врача – сексопатолога.
_______________________________________________

Цитата из статьи

“Что же не так с этой складной теорией? Дело в том, что любовное влечение – это естественная человеческая потребность, и избавиться от нее вряд ли получится. Если человеку, например, не давать достаточно еды, то его голод нельзя назвать болезнью. Абсолютно так же дела обстоят и с реализацией любовного влечения, его нельзя назвать заболеванием и нельзя вылечить, его нет ни в классификаторе заболеваний, ни в медицинском опыте лечения. Психиатрия не может избавить человека от такого влечения, а значит надежда остается только на то, что она поможет найти свою любовь.”

Так если есть “любовное влечение” значит и какой-то реальный объект влечения есть. Что искать?

Lotar
29.03.2019 00:31

Ну значит так ты в этом и разбираешься. Абы пиздеть что-то на основании какой-то своей бредовой оценки.